Консерватории Берлина и Амстердама. Юлия Перминова

Консерватории Берлина и Амстердама. Юлия Перминова

Юлия Перминова — талантливая пианистка, принявшая участие в европейской джазовой программе EUJAM (European Jazz Master). В рамках этого курса студенты проводят по одному семестру в нескольких высших учебных музыкальных заведениях Европы. Среди городов, которые можно выбрать для учебы, — Берлин, Амстердам, Париж, Копенгаген и Тронхейм.

Свой выбор Юлия остановила на консерваториях Берлина, Парижа и Амстердама. Летом она посетила центр Lanote и рассказала нашим слушателям об этой необычной образовательной программе и ее многочисленных преимуществах.

Консерватории Берлина и Амстердама глазами пианистки Юлии Перминовой, изображение №2

— Юлия, здравствуй! Мы рады, что сегодня ты в нашем центре. Расскажи подробнее про EUJAM. С чего все началось?

— После того как я окончила Академию Гнесиных, решила подать документы на магистра в зарубежное учебное заведение. Выбирала между Америкой и Европой, но поскольку в США почти нет шансов учиться бесплатно, мой выбор пал на Берлинский институт джаза (Jazz Institut Berlin). Обучение там бесплатное, и документы можно подавать как в бакалавриат, так и в магистратуру. Для обучения на программе Master есть несколько вариантов: один год и только в Берлине либо два года обучения в разных городах Европы. Я выбрала последний вариант, который и носит название European Jazz Master.

— Как происходила подача документов?

— Почему-то у них есть странное требование: нужно выслать все документы в физическом виде, а не по электронной почте. Выяснилось, что переслать диск со своей музыкой не так просто. Это стоит порядка семи-восьми тысяч, а еще нужно заплатить 30 евро в качестве взноса. К счастью, моя подруга учится в этом же институте, поэтому я прислала все ей, а она уже залила музыку на диск и отнесла его.

В итоге уже на электронную почту пришел ответ, что меня подтвердили. В письме указали время и место прослушивания, попросили подготовить свои произведения. Я спросила, могут ли мне предоставить ритм-секцию, и мне дали эту возможность.

— Были ли трудности при поступлении? Какие?

— Довольно проблематично было получить немецкую визу. Требования к ней включают в себя много документов: это мотивационное письмо на немецком языке, анкета-резюме, портфолио и выписка со счета, на котором должно быть не менее 8600 евро. Эти деньги на карте заблокированы, их можно снимать лимитировано — по 700 евро в месяц. Для меня это стало проблемой, поскольку я не могла найти в короткие сроки эту сумму.

Но есть и другой способ: найти человека, живущего в Германии, который согласится выступить вашим поручителем. Я по всем друзьям искала такого человека и в итоге через Антона Давидянца нашла того, кто согласился мне помочь. Он пришел со мной в иммиграционный офис, где помог решить все вопросы на немецком языке. Так я получила паспорт с визой на два года.

— Как проходит прослушивание на магистерскую программу?

— Меня завели в комнату с роялем и закрыли на час со словами: «За час вы должны сочинить произведение. Вот форма: A-B-A и тональность. Часть B должна быть в размере 5/8». Это все. У меня был час, который летел беспощадно. Я знала: уже через час придут музыканты, и нужно будет репетировать в течение часа. А еще через час — играть. В итоге что-то я накалякала (смеется). Естественно, я успела написать только гармонию, а мелодия была у меня в голове. Затем мне сделали копию для музыкантов из ритм-секции, и мы стали репетировать. Также мы сыграли два произведения моего сочинения.

Соответственно, вступительный экзамен состоял из произведений, которые мы сыграли в трио: два из них — мои авторские, а третье — только что сочиненное. Обязательно нужно было предоставить ноты комиссии, которая состояла из пяти человек. Это были педагоги по разным инструментам, в том числе директор. Очень забавный мужчина, который после подошел к нам со своим саксофоном и предложил сыграть джем. «Только не так, как обычно играют стандарты: and one, and two, and three, and four, а просто... опираясь на ощущения», — попросил он. Для меня это было что-то не то. Позже я поняла, что Берлин — это город, где больше уделяют внимание звуку, а не технике. Германия вся такая, там публика больше любит фри-джаз-направления. Все волшебное и необычное.

При поступлении крайне желательно, чтобы вы приехали уже со своими авторскими композициями, потому что весь институт направлен на сочинение. Немецкая публика очень любит авторскую музыку, и на концертах вы не услышите стандарты. Чем интереснее и необычнее композиция, тем лучше.

После музыкальной части был коллоквиум на английском языке. С тобой беседуют: кто ты, откуда и какой бэкграунд. Обязательно спрашивают о цели обучения, поэтому, когда поступаешь, нужно гореть этим. Показать, что ты действительно достоин обучения в этом университете. Хотя бы приукрасить (смеется). Я сказала, что мечтаю сыграть со струнным оркестром и исполнить свое произведение. В принципе, этим я и занималась: писала аранжировки для оркестра.

Julia Perminova — Simple Truths (Julia Perminova - piano, Fuensanta Méndez - vocal, Anton Davidyants - bass)

— Сколько было поступающих? Ты знаешь, какой конкурс в Берлине?

— Я точно не знаю, но думаю, что довольно много. На бакалавра берут 10 человек в год, а на магистра — два человека на обычную программу и еще двоих на мою программу, EUJAM. Вступительные шли несколько недель, и нам всем выделили и время, и комнаты, где каждый музыкант репетировал отдельно. Из поступающих я видела только своих друзей, потому что мы пришли в один день.

— Если музыка экспериментальная и там нет живых инструментов, в Германии ее оценят? Есть какие-нибудь ограничения в жанре при подаче документов?

— На мастере даже на английский особо не смотрят, поэтому ограничений никаких нет. Главное, чтобы было комфортно общаться с педагогами, на вступительных рассказать о себе так, чтобы заинтересовать их. Но после поступления студенту предоставляют курсы немецкого языка до уровня B1. При этом у меня есть друг, который живет в Берлине уже пять лет и немецкого вообще не знает. Я его спрашиваю: «Дима, ну как так?» А все потому, что знание немецкого языка — не такое строгое требование. В комиссии понимают, что больше распространен английский.

— Какие предметы на магистерской программе?

— У нас всего четыре предмета в неделю. В бакалавриате предметов больше, но и экзамен сложнее. Помимо практической части там есть еще теоретическая часть, проверка слуха, определение количества инструментов на записи. Этот экзамен обязателен как для инструменталистов, так и для вокалистов. То есть там нет такого: «вокалисты» и «музыканты», как у нас (смеется). Вокалиста так же закроют с роялем на час и попросят что-то сочинить.

— Какую музыку играют в институте? Есть что-то, чему отдают предпочтение?

— В основном это мелодическая музыка. Мы даже скучали по свингу, собирались с разными студентами и играли джемы. Даже смеялись: «О-о-о, наконец-то играем свинг!» Потому что в основном здесь авторская музыка, что тоже неплохо.

— Тебе нравится, как преподают в Берлине?

— На всех предметах, особенно на специальности, было очень интересно. Мой педагог готовил к каждому уроку задания, и меня это очень удивляло. Вообще, педагоги там меняются каждые полгода, и это классно: есть возможность поучиться у нового преподавателя. А если они вдруг пропускают урок по своей причине, то всегда говорят, что в следующий раз занятие будет два часа. «Какие там два часа?! — отвечала я. — У меня и так мозг кипит после одного». (Смеется.) Но, конечно, я соглашалась. Куда деваться.

— В чем для тебя заключаются преимущества этого института?

— Тебе выдают ключ, который подходит ко всем дверям, в том числе к входной. То есть туда можно приходить в любое время. Институт, конечно, не такой большой, около ста студентов, но все равно это очень необычная практика.

Как видите (показывает фрагмент видео, где открывает своим ключом входную дверь в полночь), там можно спать, ночевать, жить. В здании есть кухня, где любой студент может что-то приготовить. Конечно, есть студия: ее можно бронировать не один раз. Также у нас есть обязательная запись для ансамбля в конце семестра. Тут же ты сводишь и узнаешь, как все это делается.

— Студентам этой программы предоставляют жилье?

— На магистерской программе не предоставляют, поэтому я снимала комнату за 330 евро. Вообще, Берлин — недорогой город. И это очень большое преимущество Берлина. Цены как в Москве.

Julia Perminova — Time is nothing (Julia Perminova - piano, Dima Bondarev - flugelhorn, Ogor Osypov - guitar)

— Чем можно зарабатывать, пока учишься?

— Я работаю удаленно: пишу аранжировки, фонограммы. Меня это как-то спасает. К тому же всегда есть возможность играть концерты. В среднем это 50–100 евро, а если свадьба — около 300 евро.

— Следующий семестр ты провела в Амстердаме. Сложно ли было так резко менять город?

— Для меня Германия была знакомой, я туда ездила несколько раз. В Голландии же я не была никогда. Новое место, страна, культура — все новое. Главная трудность этой программы — ты постоянно должен искать себе жилье. Эта работа лежит только на студенте, институт никак не помогает. Хотя в этом есть свои плюсы: поиски очень развивают коммуникацию. Появляется много друзей, развивается английский. Ты начинаешь общаться со всеми, иначе просто пропадешь. Для поиска жилья я задействовала все контакты, которые у меня были. Как-то мне помог саксофонист Бен ван Гелдер: «Я уезжаю в тур на месяц в Америку, меня не будет в квартире — бери». Так и находится жилье: две недели проводишь там, месяц там.

— Чем отличается обучение в Амстердаме от Берлина?

— Амстердамская консерватория намного больше, чем институт в Берлине. Только на джазовом отделении учится около 500 студентов. Постоянно приезжают разные музыканты со всего мира с мастер-классами и воркшопами. Самое интересное, в консерваторию можно заходить всем, и никто не проверяет студенческие. Так что, если будете в Амстердаме, заходите.

Из минусов — в Амстердаме обучение платное и нет ни грантов, ни разных поблажек в виде безлимитного проезда на городском транспорте. Еще там очень большая плотность населения, из-за чего всегда чувствуешь себя туристом.

При поступлении есть и теоретическая часть задания, а не только практическая, как в Берлине. Еще забудьте про авторский материал: здесь необходимо уметь играть свинг, знать стандарты и гармонии.

— Какие предметы ты изучала в консерватории Амстердама?

— На магистерской программе есть обязательные: ансамбль, специальность, музыкальный бизнес. Остальные можно выбрать. Я остановилась на творчестве Дюка Эллингтона.

— Что тебе больше всего запомнилось в программе EUJAM?

— Мне понравилось, что каждый семестр проводится недельная встреча всех студентов в одном из пяти городов EUJAM. Мы собираемся в одном из городов программы в конкретные даты, чтобы учиться вместе. Нам оплачивают дорогу, проживание и питание. Идет очень интересный обмен: есть возможность играть свои произведения и сотрудничать с музыкантами из разных городов.

— Расскажи, какие у тебя дальнейшие планы.

— Нужно проучиться в Париже семестр, а потом возвращаться в Германию и уже там заканчивать обучение. Для меня главный институт все же там, и виза у меня немецкая. Меня всегда смешит, когда спрашивают, где я живу. Приходится отвечать: прописка у меня в Берлине, вещи в Амстердаме, а учиться я буду в Париже.

— Ты вернешься в Россию или планируешь остаться в Европе?

— Я не знаю, как сложится будущее. Могу только передать свои ощущения: мне очень нравится в Европе, но я пока не знаю, в какой стране готова остановиться. Я для этого и выбрала программу EUJAM: чтобы прочувствовать города и ощутить себя там своей.

Статью подготовила Елизавета Волощук.

(с) Образовательный центр Lanote Education